Перейти к публикации

Жизненный опыт человека как основа мудрости

PsyPress
  • · 9 минут на чтение

Психологи, сосредоточившись на выяснении факторов, определяющих успешность индивидов в разных видах деятельности, в разных ситуациях и в жизни вообще, разумность его поведения и взаимоотношений с окружающими, давно выделили интеллект как основной, ведущий, определяющий фактор, от которого зависит адаптация к окружающей среде.

мудрый.jpg

Интеллект рассматривается как системообразующее качество человеческой индивидуальности, важнейший личностный ресурс человека. Он необходим для разрешения социальных и индивидуально-психологических проблем человека, определяет формирование им своего уникального способа существования, рассматривается в качестве интегрированного способа адаптации к жизни, взаимодействия человека с жизнью.

Такие представления об интеллекте вызвали мощный интерес к его исследованию и диагностике. Проблема интеллекта стала ведущей в психологических исследованиях после появления этой категории в психологии. Известно, что на протяжении ХХ века было опубликовано на Западе свыше 900 000 работ по этой проблеме.

Однако, довольно быстро обнаружилось, что данные об интеллекте, полученные с помощью интеллектуальных тестов, не дают возможности прогнозировать успешность индивида в разных сферах жизнедеятельности. Способы реализации реальной человеческой жизни имеют разные формы. Исторически различают практические и теоретические формы деятельности человека. Как писал С. Л. Рубинштейн, «человек является субъектом действия и познания» [4].

Осознание психологического своеобразия и важности исследования двух форм интеллекта привело к выделению проблемы практического мышления, его особенностей и методов диагностики. Впервые эта проблема была поставлена ещё Аристотелем в его учении о практическом уме. Мышление, для Аристотеля, направлено на познание всеобщего, осуществляемого посредством теоретического ума. А практическая деятельность предполагает применение всеобщего знания к частным случаям, и на это направлен практический ум, который интегрирует оба вида знания — и всеобщее, и частное [2].

Если оценивать две формы человеческого ума с точки зрения их полезности, значимости для человеческого существования, то, по мнению Б. М. Теплова, придётся признать, что по трудности и сложности требований, предъявляемых уму, по многообразию и внутренней противоречивости интеллектуальных задач, жёсткости условий, в которых протекает умственная работа первые места должны занять высшие формы практической деятельности. Умственная работа учёного яснее и спокойнее (но не легче), чем умственная работа полководца или политического деятеля, протекающая в более жёстких условиях, часто в их неопределённости. Как писал Б. М. Теплов, «высшие проявления человеческого ума мы наблюдаем в одинаковой мере и у великих практиков, и у великих теоретиков. Ум Петра Первого ничем не ниже, не проще и не элементарнее, чем ум М. В. Ломоносова» [5]. Многие известные люди обращали на это внимание. Так, А. И. Герцен писал, что действие, деяние, действование как следствие работы ума является центральным психологическим понятием. В деятельности — смысл человеческой жизни, и только в ней и через него можно понять человека, оценить его.

Существование практического ума, отличающегося от теоретического, доказывается многочисленными наблюдениями и исследованиями, показывающими, что некоторые люди прекрасно справляются с очень сложными теоретическими задачами, обнаруживая при их решении высокий уровень мышления, и оказываются иногда беспомощными если нужно найти выход из жизненной ситуации, справиться с повседневной задачей. И наоборот. Так, были известны своей непрактичностью А. Эйнштейн, И. П. Павлов. Описан также пример Яна Мазарика, который считается одним из лучших и уважаемых президентов Чехословацкой Республики, решавшего сложнейшие политические задачи, стоящие перед страной, но отличавшегося низким уровнем теоретического мышления, который позволил ему учиться только в коррекционной школе.

Формирование практического мышления [3] обычно рассматривается в связи с накоплением индивидом особого опыта как результата столкновения с жизненными повседневными задачами. Поэтому практическое мышление характеризует зрелых людей.

В отличие от теоретического мышления, которое интенсивно развивается на ранних этапах онтогенеза как следствие обучения и достигает высших уровней у взрослых индивидов, практическое мышление имеет иную траекторию развития, так как формируется в ситуациях повседневной жизни и профессиональной деятельности в результате приобретения жизненного и профессионального опыта и достигает высоких уровней развития в пожилом возрасте, когда многие исследователи фиксируют снижение психометрического интеллекта. С. Корнелиус и А. Каспи [8] исследовали способности взрослых людей в возрасте от 20 до 78 лет, сравнивая решение ими типичных задач интеллектуальных тестов и решение каждодневных проблем (ремонт домовладения, ответы на вопросы детей, разрешение конфликтных ситуаций и пр.). Психометрический интеллект, по их данным, достигал максимума к 30 годам и оставался стабильным до 50 лет, а успешное решение повседневных задач возрастало до 70 лет.

Поэтому практическое мышление на Западе рассматривается в контексте изучения такой характеристики, как мудрость. Психологическая концепция мудрости берёт своё начало в работах К. Юнга и Э. Эриксона. Юнговское понимание мудрости связано с анализом природы архетипов [7]. Мудрый человек — это старший член общества, носитель устных традиций, помогающий решать проблемы, кажущиеся другим неразрешимыми («архетип мудрого старого человека»). Эриксон [6] понимал мудрость как достижение человеком уровня всеобъемлющего понимания положения человека в мире и смысла его жизни. Психологические кризисы, встречи с неожиданностями приводят к формированию мудрости. Таким образом, мудрость, по Эриксону, приобретается по мере накопления жизненного опыта.

Современные психологические концепции мудрости характеризуют её как «психологическую компетентность» взрослых, определяющую доступ к специфическим, прагматическим, основанным на собственном опыте знаниям. Практическое мышление трактуется как когнитивная составляющая мудрости и противопоставляется теоретическому мышлению, часто определяемому как психометрический интеллект.

Американский психолог А. Клэйтон считает, что и практическое, и теоретическое мышление имеют отношение к знаниям и мыслительным действиям, определяющим способы адаптации к среде. Различаются же они областями применения и характером логических структур. Психометрический интеллект позволяет человеку логически мыслить, выдвигать концепции и решать проблемы, абстрагируя форму от содержания.

В соответствии с таким пониманием интеллект находит высшее проявление в научном мышлении и математической логике, где специфика конкретных случаев приносится в жертву системе формальных символических представлений. Он направлен на решение отвлечённых теоретических задач, лишь опосредованно связанных с практикой [1]. В противоположность этому практическое мышление позволяет понять и воспринять конкретные, обычно социальные, ситуации, выявить и использовать их парадоксальность и противоречия и найти осмысленное решение практических проблем [9]. Мудрость как проявление практического мышления характеризуется более сложными социальными знаниями и способствует эффективному социальному функционированию и решению повседневных проблем. Мудрому человеку свойственна высшая степень понимания, демонстрируемая в способности использовать правильные знания и давать верные суждения о важных, но неопределённых сторонах жизни.

Мудрость рассматривается как более глобальная характеристика, не сводящаяся к когнитивному компоненту (практическому мышлению). С. Брент и Д. Уотсон считают важными психологическими компонентами мудрости специфические коммуникативные навыки, высокую чувствительность к сигналам окружающей среды, сострадание и юмор. Мудрый человек обнаруживает себя прежде всего гибкостью в межличностных ситуациях и поддержанием гармонии в социальной среде. Специфические коммуникативные навыки способствуют передаче жизненного опыта другим поколениям.

Дж. Михем выделил такие особенности мудрого человека, как склонность к сомнениям и разочарованию, эффективность в ситуациях неопределённости. Главная его черта — «критическая рефлексия», приводящая к постоянной постановке вопросов и поиску ответов на них. Мудрому свойственен баланс знаний и сомнений; он стоит выше индивидуальных практических интересов и избегает «рабства непроверенных фактов»; он применяет свои знания для сбалансированности функционирования личности и социума [9].

Ф. Диттман-Коли и П. Болтс рассматривают мудрость как свойственное пожилому возрасту адаптивное функционирование интеллекта в ситуациях повседневной жизни, отмечая влияние на её формирование культуры и социальных аспектов жизни человека [1]. Они выделили некоторые причины, по которым не все люди обладают мудростью и по которым она проявляется на поздних этапах жизни. Мудрость формируется лишь в благоприятной окружающей среде и у индивидов, обладающих определёнными личностными качествами, способствующими интеллектуальному развитию и функционированию в течение длительного времени (на протяжении всей жизни).

Западные психологи провели некоторое количество исследований, в которых выясняли, что обычно люди вкладывают в понятие мудрости. Брент и Уотсон просили испытуемых описать мудрого человека. Проанализировав эти описания, они выделили 4 группы свойств, которые были определены как индивидуально-когнитивные, опытно-практические, личностные и морально-этические. Холидей и Чендлер описали «прототип мудрости», в который на основе факторного анализа описаний мудрого человека, полученных от испытуемых разного возраста, включили 5 характеристик: «исключительное понимание», «навыки суждения и общения», «общую компетентность», «личностные свойства (доброта, чувствительность и пр.)», «социальную скромность, деликатность» [9].

Сходное исследование провёл Р. Стернберг [10]. Полученные им описания таковы: мудрый человек умеет решать житейские проблемы, считается с мнениями других людей, учитывает их, способен учиться на ошибках других, понимает, что у других всегда можно учиться и важность этого обучения, в то же время помнит и использует опыт собственных ошибок и неудач, имеет собственные суждения по многим вопросам и думает, прежде чем действовать, способен давать советы, наблюдательный, внимательный к деталям, способен смотреть вглубь вещей, «читать между строк», порядочный, честный.

Стернберг, обобщив эти описания мудрого человека, выделил 6 психологических характеристик:

  1. Способность размышлять, понимать, что проявляется в умении решать проблемы;
  2. Проницательность, прозорливость, сообразительность, которые проявляются в ситуациях общения;
  3. Восприимчивость к информации, поступающей от окружения;
  4. Рассудительность, трезвый расчёт, проявляющиеся в трезвом взгляде на собственные физические и психологические возможности;
  5. Умелое использование получаемой информации;
  6. Оригинальность, проявляющаяся в умении находить нетрадиционное решение.

Итак, психологи рассматривают мудрость как более практически ориентированную характеристику человека, чем интеллект. Она проявляется в житейских ситуациях как умение решать разнообразные жизненные проблемы. Мудрость является следствием собственного жизненного опыта, предполагая его фиксацию в контексте общей жизнедеятельности и общественной практики, и потому ассоциируется с достаточно зрелым возрастом. Этот жизненный опыт представляет собой приобретение специфических форм прагматических знаний и умений их использовать. В нём отражаются социально-психологические нормативы, тесно связанные с культурной и социальной средой. Это важные социокультурные требования как к когнитивной, так и к личностной сфере человека.

Наращивание мудрости у индивидов зависит от уровня присвоения этих нормативов. В мудрости присутствует когнитивный компонент (практическое мышление), но в ней не менее важное место занимают личностные черты. Практическое мышление направлено на решение конкретных задач, возникающих в быту, в повседневной жизни, а также в специальных видах профессиональной деятельности (операторской, управленческой, педагогической, юридической и пр.). В отличие от него теоретическое мышление является средством осуществления познавательной деятельности, направленной на приобретение и анализ знаний, поиск истины, открытие свойств и взаимосвязей бытия.

Финансирование

Статья выполнена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, проект «Нормативный подход к исследованию индивидуальных и групповых вариантов личностного развития учащейся молодежи в современном российском социуме» № 20-013-00245.

Список литературы:

  1. Акимова М. К., Козлова В. Т., Ференс Н. А Теоретические подходы к диагностике практического интеллекта // Вопросы психологии. 1999. № 1. С. 21-31. [Akimova MK, Kozlova VT, Ferens NA Teoreticheskie podhody k diagnostike prakticheskogo intellekta. Voprosy psihologii. 1999;(1): 21-31. (In Russ).]
  2. Аристотель Никомахова этика. СПб, 1884. [Aristotle's Nicomachean ethics. Saint Petersburg, 1884. (In Russ).].
  3. Практическое мышление / под ред. Р. Стернберга, Дж. Форсайта и др. СПб.: Питер, 2002. [Prakticheskoe myshlenie / pod red. R.Sternberga, Dzh.Forsajta i dr. Sankt-Peterburg: Piter; 2002. (In Russ).]
  4. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии в 2-х тт. М.: Педагогика; 1989. [Rubinshtejn S.L. Osnovy obshchej psihologii v 2-h tt. Moscow: Pedagogika; 1989. (In Russ).]
  5. Теплов Б. М. Избранные труды в 2-х тт. М.: Педагогика; 1985. [Teplov B.M. Izbrannye trudy v 2- h tt. M.: Pedagogika; 1985. (In Russ).]
  6. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М.: Прогресс, 1996. [Erikson E. Identity: youth and crisis. Moscow: Progress, 1996. (In Russ).]
  7. Юнг К. Душа и миф: шесть архетипов. Киев, 1996. [Jung K. Soul and myth: six archetypes. Kiev, 1996. (In Russ).]
  8. Cornelius S.W., Caspi A. Everyday problem solving in adulthood and old age. Psychology and Aging. 1987,(2): 144-153.
  9. Holliday S., Chandler M. Wisdom: Explorations in adult competence. Contributions to Hum.Devel. 1986;(17): 1-96.
  10. Sternberg R. The triarchic mind. N.Y.: Viking, 1988.

Источник: Акимова М. К., Персиянцева С. В. Жизненный опыт человека как основа мудрости // Евразийский союз ученых. 2020. № 5 (74). С. 33–36. DOI: 10.31618/ESU.2413-9335.2020.12.74.820

  • Нравится 1
  • 0
  • 81

0
81
  • Нравится 1
  • Создать...